?

Log in

No account? Create an account

если себе все представить иначе...

Previous Entry Share
FLOW FESTIVAL 11/8/19 (2)
oval_process
Итак, в 20:15 я стоял перед главной сценой в ожидании The Cure и в оставшиеся до концерта четверть часа размышлял о том, что же значит для меня эта группа.

Составлял в уме статью «The Cure как зеркало русской музыкальной революции». Не будет преувеличением сказать, что в 1989-1993 годах они были для меня самым главным коллективом. И не только для меня, но и для очень многих – в нашем городе уж точно, не случайно же их в шутку называли первой группой Свердловского рок-клуба. The Cure были своеобразным пропуском в мир правильной музыки. Единственная группа 80-х, поклонники которой, даже не будучи знакомы друг с другом, незримо составляли некий тайный орден. Новые тамплиеры конца XX века (была еще, конечно,  суровая секта «депешистов», которых я немного побаивался – настоящие доминиканцы, псы Господни).  Даже сейчас влияние этой группы отчетливо прослеживается в творчестве многих достойных артистов. Потом The Cure вступили в затяжной кризисный период, и в условном списке моих предпочтений стали постепенно опускаться вниз. После «Wish» 1992 года только альбом «Bloodflowers» (2000 год) представляется мне по-настоящему мощным. Кстати, на отчетном концерте почти все песни относились к периоду 1979-92.

Короче говоря, во всей немалой истории посещения мной разнообразных концертов, этот, пожалуй, самый важный (не самый лучший, подчеркиваю, но в исторической перспективе – самый значимый). Были и сомнения. Во-первых, если уж говорить прямо, Cure за свою долгую карьеру насочиняли гору всяческой околопопсовой чепухи и пошлой сентиментальщины. Ну я же всё равно люблю все эти «Love Song», «Just Like Heaven» и «Why Can’t I Be You»? Может быть только немножко меньше, чем всё остальное. А как ещё я должен к ним относиться?! Во-вторых, я всегда со снобистской усмешкой смотрел на людей, ходящих во Дворец Спорта «Уралец» на каких-нибудь вышедших в тираж пенсионеров типа Uriah Heep или Nazareth. А сейчас сам-то я не тем же самым ли занимаюсь? Подбираю по фестивалям осколки прошлого… Не получится ли так, как пел сам Роберт Смит в песне «39»:
I used to feed the fire
But the fire is almost out
And there's nothing left to burn.

Но с первыми же звуками «Shake Dog Shake» все сомнения улетучились и наступили 136 минут (27 песен) чистого блаженства.


Пожалуй, впервые в жизни я был на таком выступлении, где мог угадать каждую мелодию по первым трем нотам, а то и по одной (нет, каюсь, «
Last Dance» и «Strange Day» не сразу распознал). Концерт не был идеальным: на первых песнях что-то не ладилось со звуком, слишком много было низких частот, потом что-то случилось с клавишами Роджера О’Доннела, они то пропадали, то возвращались вновь (бедный Роджер устал дергать штекер, бегать за кулисы, пожимать плечами), потом были проблемы с гитарой у Ривза Гэбрелса. Из-за этого, кстати, «In Between Days» прозвучала в минималистском варианте – акустическая гитара Роберта Смита + ритм-секция, что пошло ей только на пользу. Только через полчаса концерт вырулил на проектные мощности. К счастью эта череда сбоев пришелся как раз в основном на попсовую часть концерта. Естественно, более всего мне понравились наиболее мрачные и безысходные их композиции типа «From The Edge Of The Deep Green See» или вышеупомянутой «Shake Dog Shake».

Очень здорово, что сыграли две песни с лучшего альбома
The Cure «Pornography» (чего москвичи неделю назад на Пикнике АфишЫ» были лишены). Как раз на «One Hundred Years» закончилась основная часть концерта. Потом был длинный запланированный бис, обязательная «Friday I'm In Love», великолепная  «Lullaby», слабенькие, но любимые народом «Caterpillar» и «Walk» и как завершение конечно же «Boys Don't Cry». Иначе и быть не могло.

PS Говорят у них недавно биография вышла на русском языке, но на фестивале она не продавалась, да и в книжных магазинах я эту книгу не видел, в чем дело, Антон, где мой экземпляр?

Tags: ,


  • 1
Я, условно говоря, примыкал к секте депешистов, года примерно с 1989. В 1990 мне посоветовали приобрести запись mixed up, таким образом я стал близок еще и к дружественной секте кьюроманов. Однако, если альбомы dm в те далекие времена можно было без особого труда записать, переписать, выменять, включая бесчисленные синглы, сборники, ремиксы и так далее, альбомы the cure выцарапывались с трудом. Совсем непопулярная группа была в нашем маленьком городке. На первых порах довольствовался видеоклипами, затем мал помалу собрал основные работы. Альбом wish в 1992 уже конечно появился и на кассетах и в студиях звукозаписи. На этом же альбоме пламенный интерес к группе и угас. Wild mood swings было уже не то, что надо. Далее по нисходящей. Справедливости ради, интерес к dm протянулся не намного дольше, после ultra в 1997, все как то рассыпалось в прах. Были удачные песни, но фрагментами. А вот у the cure я не могу вспомнить сходу ни одной яркой песни после wish. Хотя они скорее всего есть. 4 13 dream меня по крайней мере зацепил. Тогда, в 2008. Про книгу биографию на русском я случайно прочитал в гугл новостях, судя по всему тираж был крошечный

Depeche Mode я стал слушать только после "Songs Of Faith And Devotion" (и сейчас считаю его гениальным), тогда же заценил и более ранние работы. Хотя, все что было до Black Celebration, мне всегда казалось малоинтересным. На Ultra несколько песен нравилось, а после него не слышал вообще ни одной песни этой группы, как ни трудно в это поверить. Даже не знаю, существуют ли они еще, или давно распались. С твоей оценкой творчества The Cure согласен, за исключением того, что Bloodflower 2000 года исключительно хорош, но и он не стал "родным", потому что к тому времени эта группа осталась в счастливой (пост)советской юности - раньше была совсем другая музыка...

Конечно же бизнес проект, с торговой маркой dm, по прежнему существует и по сей день. Другой разговор, что это из себя представляет сегодня. Последний альбом spirit, датируемый 2017, оказался настолько натужным, серым и вымученным, что я оставил какие либо попытки ожидать от группы новых свершений и прорывов. В плане концертных выступлений у Роберта Смита куда более выигрышная стратегия, нежели у Мартина Гора, как мне кажется. Основная ставка идет на проверенные временем шедевры и даже амбициозные мероприятия, такие как desintegration live. Депеши норовят все свои современные лайвы основательно напичкать новинками, которые дико проигрывают даже среднего уровня старинкам. Если the cure всегда были довольно сыгранным в определенном рок ключе бэндом, то depeche в своем стремлении угодить и нашим и вашим, докатились до абсурда в концертных решениях. Особая боль - это барабанщик. Я вполне допускаю, что чувак профи и мастер своего дела, но давать heavy metal в policy of truth и многих других, еще более синти песнях, это моветон. Хотя все скорее происходит с благословения отцов основателей.. Ну а Алан Уайлдер музыку покинул. Вообще. Возможно и к лучшему

  • 1